Лечить - так лечить


В 1971 году по инициативе Всемирной организации здравоохранения и Международной медицинской гуманитарной организации «Врачи без границ» был учрежден праздник, который отмечается в первый понедельник октября, – Международный день врача. Видимо, в России эта дата не пользуется такой же популярностью, как День медицинского работника, приходящийся на третье воскресенье июня. А жаль. Выделить особо людей этой профессии было бы не лишним.

Лука Григорьевич Бубякин родился 12 августа 1935 года в п. Кавалькан Аяно-Майского района в большой эвенкийской семьей. Глава семейства Григорий Лукич, который 18 лет занимал должность председателя Верхне-Майского сельсовета, умер, когда Луке было 13-14 лет, и, как старший сын, он взял на себя роль покойного отца, чтобы помогать матери-колхознице растить своих младших сестер и брата.

Окончив нельканскую десятилетку, Лука Бубякин получил в военкомате направление в Саратовское авиационное училище. Но от карьеры пилота пришлось отказаться.

«История о том, как я оказался в Хабаровском медицинском институте, в то время попала на страницы газеты «Тихоокеанская звезда», - поведал Лука Григорьевич Бубякин. – Имея при себе путевку военкомата, я, в компании двух своих сверстниц, отправился за 250 километров пешком из Нелькана в административный центр Аяно-Майского района – п. Аян. Но здесь меня перехватил первый секретарь обкома партии, который сказал: «Езжай в мединститут. Станешь врачом, вернешься на родину, будешь своих лечить». Я противиться не посмел. После вступительных экзаменов я был принят на отделение народов Севера Хабаровского государственного медицинского института, который окончил в 1962 году по специальности «хирург». Было желание остаться работать в Хабаровске или уехать в какой-нибудь другой город. Но меня пригласил к себе многоуважаемый ректор мединститута Серафим Карпович Нечепаев и сказал: «Давай, возвращайся на родину». И снова я спорить не стал».

Поработав в Аяне, Лука Григорьевич вскоре получил должность главного врача Нельканской участковой больницы, а затем вернулся в больницу районного центра главным хирургом и заместителем главного врача. В 1969-1971 годах он прошел клиническую ординатуру в Хабаровске и хотел поехать в Охотск, где районный коэффициент к заработной плате был выше, чем в других районах края. В то время зарплата у медицинских работников была невелика, а ему нужно было содержать семью – жену, которая работала медсестрой, и восьмилетнего сына. Но молодому специалисту предложили навести порядок в хирургическом отделении городской больницы № 7 г. Комсомольска-на-Амуре, от чего Лука Григорьевич наотрез отказался. В те годы, по его словам, «город юности» слыл криминальным, а с дисциплиной в отделении, где работали отбившиеся от рук, но уже матерые хирурги, он вряд ли смог бы совладать. И вот тогда его направили в Николаевскую-на-Амуре областную больницу, где хирургическим отделением в то время заведовал еще молодой Григорий Акимович Катеришин, которого Лука Григорьевич знал и уважал еще студентом. Но надежда работать в Охотске не оставляла хирурга Бубякина, и он покинул город на Нижнем Амуре, чтобы вернуться в Хабаровск. Получив за это нагоняй от заведующего крайздравотделом и услышав, что вакантные места в Охотске заняты, Лука Григорьевич был вынужден вернуться в Николаевск. Отработав временно в должности главного врача участковой больницы п. Лазарев, пока ее руководитель находился в отпуске за несколько лет, Лука Григорьевич Бубякин, по направлению Николаевского облздравотдела, которым руководила Антонина Александровна Кудрявцева, перебазировался в п. Маго. Да так здесь и прижился.

«Я приехал в Маго летом 1972 года, - сказал Лука Григорьевич. – В то время здесь была большая, двухэтажная, хорошо оснащенная участковая больница, во главе которой стояла Александра Прокопьевна Гурова. Из 100 коек стационара 25 были хирургическими, их отдали под мое руководство, 15 – акушерско-гинекологическими (я частично занимался и гинекологией, когда требовалась хирургическое вмешательство). В моем распоряжении был достойно оборудованный хирургический блок, где я делал операции любой сложности. Со мной работали два анестезиолога. В больнице было два наркозных аппарата, кабинет для флюорографии и рентгена, биохимическая и клиническая лаборатории. Я скучаю по тем временам. Тогда работать было и удобнее, и интереснее. Работы было много. Вся экстренная хирургия была на мне. Везли сюда пациентов из многих поселков Николаевского района.

Были среди них и японцы, когда порт Маго процветал. Население поселка составляло около 4000 человек. А теперь и 1000 не наберется. Все предприятия закрылись. Со временем больница п. Маго трансформировалась во врачебную амбулаторию и разместилась вся на первом этаже больничного здания. Сейчас в ней всего 7 коек дневного стационара. Нас многого лишили. Вместо операционной теперь перевязочная, нет никакой аппаратуры, из лабораторий осталась только клиническая. Штат амбулатории сокращен до 20 единиц, а по факту работают 13 человек. Кроме того, 7 сотрудников пункта скорой медицинской помощи, которым руководит старший фельдшер Вячеслав Александрович Суханов. Несколько лет мы требуем от руководства ЦРБ новый автомобиль скорой помощи взамен нынешнего, нуждающегося в постоянном ремонте, и гараж для него, который пришел в негодность. Но добиться положительного результата не можем. А ведь скорая помощь – это та ниточка, на которой нередко висит жизнь пациента».

Профессиональную судьбу Луки Григорьевича Бубякина, с 1980 года главного врача врачебной амбулатории п. Маго, решила чужая воля: мечтал летать, а стал лечить. Но чужой выбор – не обязательно неправильный выбор. Ведь смирение этого человека сделало его квалифицированным врачом-хирургом, спасшим за 56 лет практики множество жизней. Разве можно о таком жалеть? Тем более что у Луки Григорьевича всегда была возможность с гордостью сказать: «Лечу!» Вот только бы крылья не подрезали.

Похожие статьи

Читайте также

Популярное в сети